Как в армии без девушек обходятся

Как вести себя в армии

Как в армии без девушек обходятся

Время чтения: ~7 минут Елена Павлова 428

Жизнь в армии от начала до конца подчинена строгой воинской дисциплине – абсолютному соблюдению правил и порядка. Полумеры здесь практически отсутствуют: либо можно, либо нельзя. Уставы Вооруженных Сил не только регламентируют распорядок дня и обязанности, но и накладывают отпечаток на человеческие взаимоотношения.

Ежедневная совместная деятельность и преодоление трудностей на фоне социальной обособленности может либо сблизить людей, либо разобщить. При недопонимании или откровенной неприязни к человеку нельзя хлопнуть дверью, уйти и больше не встречаться. Задумываясь над вопросом, как вести себя в армии, важно помнить, что солдат всегда на виду.

Личное пространство, в котором юноше было комфортно на гражданке, в армии нарушается в режиме 24/7. Любой поступок, проявление подлости и трусости не останется без внимания сослуживцев и командиров. Первое, что необходимо принять молодому человеку – над его поведением будет установлен постоянный контроль.

Поэтому, чтобы не создавать острых (иногда опасных) ситуаций, придется «наступить на горло песне своей независимости», а иногда и самолюбия. Армия – не место для проявления амбиций, нереализованных на гражданке.

Основные принципы

Формирование коллектива – это личная ответственность и личная заслуга каждого отдельного человека. С первых дней пребывания среди новых товарищей нужно учитывать, что вместе с ними придется провести целый год.

Достаточно одного недостойного поступка в период знакомства, и восстанавливать репутацию, доказывая, «что я не верблюд», придется долго. Для призывника будет нелишним ознакомиться с некоторыми правилами адаптации в армии.

Скопидом уважения не заслуживает

Перед отправкой на призывной пункт призывник обычно имеет с собой продовольственный набор, заботливо собранный родителями. Во время, отведенное для перекуса, необходимо поделиться с товарищами. Неважно сколько у кого еды, предложить свое – значит, проявить дружелюбие, щедрость.

Это будет своеобразным «плюсом в карму». Продукты в конце концов закончатся, а хорошее отношение останется. Правило действует на период всего срока службы в армии и во всех отношениях (не только по части продовольствия).

Спокойствие, только спокойствие

В период «притирки» не исключены провокации. Неосознанные срывы сослуживцев из-за того, что испортилось настроение, рухнули ожидания, нередко вызывают грубую реакцию. От этого нужно воздержаться и постараться переключить обстановку на более позитивный лад.

Сознательное стремление вывести человека из себя – это провокация с целью проверки. И в такой ситуации лучше проявить выдержку. Бурная реакция приведет к открытому конфликту, регулировать который будет командир, посредством дисциплинарного взыскания.

Наказать могут справедливо или не справедливо, но «на карандаш» возьмут точно. Испортить репутацию перед начальством в армии легко, восстановить – проблематично.

Тоска по дому, родным и близким, как правило, накатывает уже в поезде, по дороге в воинскую часть. Не следует культивировать мысли о том, как хорошо было дома, и какая плохая будет жизнь в армии. Как советуют мудрые люди: если нельзя изменить ситуацию, нужно изменить свое отношение к ней. Служба, как и дембель – неизбежны. Это следует принять, как аксиому.

«Вы даже не духи, а только запахи»

Статус «запах» новобранец носит в период КМБ (курса молодого бойца), то есть до принятия присяги. И, как бы ни хотелось самоутвердиться, неуставную воинскую иерархию никто не отменял.

В армии придется быть и «запахом», и «духом», и «слоном». Спорить здесь абсолютно бессмысленно, как и потакать откровенным капризам «дедушек».

Принципиальность и вызывающее («ослиное») упрямство – это ни одно и то же.

Уважительное отношение к старшим, к командирам и начальникам прописано в Уставе, но проявление уважения к старослужащим не должно переходить в откровенное подхалимство. Излишняя услужливость вызовет презрение со стороны сослуживцев, а «дедушки» и вовсе запишут в «мальчики для битья».

Отставить интроверсии

Интроверты (замкнутые, зацикленные на себе люди) вызывают настороженность в коллективе. Закрытость от общения – шанс остаться в одиночестве на весь срок службы в армии. Находясь в социально обособленном людском окружении, необходимо быть частью коллектива, принимать участие в обсуждении и решении общих проблем, высказывать свое мнение.

Выжить в армии в одиночку невозможно. Если возникает проблемы, не надо замыкаться. Самостоятельно можно не справиться, и ситуация зайдет в тупик. Нужно поделиться с товарищем, спросить совета у командира. В некоторых случаях стоит обратиться к гарнизонному психологу (сегодня в армии эта должность довольно распространенная).

Взаимовыручка и воинское товарищество – не просто слова из Устава

Любой человек, попадая в незнакомую обстановку и непривычную моральную атмосферу нуждается в поддержке. Если у товарища что-то не ладится, ему нужно помочь. Иногда достаточно просто выслушать, иногда оказать практическую помощь при исполнении обязанностей и поставленных командованием задач.

Это помогает завоевать расположение сослуживцев и завязать искренние дружеские отношения. Не стоит забывать и пословицу «как аукнется – так и откликнется». Отказать кому-то в помощи, значит увеличить риск остаться самому без необходимой поддержки. Категорически нельзя унижать тех, кто слабее. Итогом будет презрение со стороны тех, кто сильнее и старше.

Безупречный внешний вид – не прихоть командира

Соблюдение правил гигиены, опрятность в обмундировании прописаны в обязанностях военнослужащих. Во-первых, это дисциплинирует. Чтобы выглядеть чисто, опрятно, подтянуто, нужно постараться, приложить усилия.

Во-вторых, неряшливость отталкивает и вызывает негативные эмоции. Если от солдата дурно пахнет, он не только получит нагоняй от командира, но и станет объектом насмешек и презрения со стороны сослуживцев. Внешнему виду в армии уделяется особое внимание и предъявляются высокие требования.

Внеочередной наряд можно получить за элементарный подворотничок, если он грязный или не подшит

Доносчику первый кнут

Жаловаться командиру на обиды и ущемление – плохая идея. Ситуацию необходимо разрешить самостоятельно. Доносить на сослуживцев, попросту «стучать» – неприемлемо. Стукачам, как правило, служится в армии несладко.

При несении воинских обязанностей дежурный обязан доложить о происшествиях в подразделении, но только о том, что прописано по Уставу. Доносительство и служебный рапорт – вещи разные. Стукачество в армии жестоко наказывается.

От спорта только польза

Утренняя зарядка, отдельные занятия по физподготовке, кроссы, командные соревнования по выходным дням являются неотъемлемой частью службы в армии. Добросовестное отношение к требованиям по физической подготовке помогает развивать выносливость и физическую силу.

Для выживания в армии крепкая мускулатура необходима. Она обеспечивает способность постоять за себя при необходимости и перенести нагрузки. Во многих воинских подразделениях имеются мини-спортзалы, где можно тренироваться в свободное время.

Игнорировать такую возможность не стоит. Во-первых, это полезно для здоровья, во-вторых, помогает отвлечься от тоскливых мыслей о гражданке, в-третьих, «выпустить пар» (негативные эмоции лучше выместить на спортивном снаряде, чем спровоцировать конфликт).

Чего точно, не следует делать – пытаться «откосить» от обязанностей, прописанных в Уставах. За неисполнение полагается дисциплинарное взыскание от офицера. Кроме того, если боец игнорировал приказ или поручение, от ротного достанется и сержанту, а он, в свою очередь, может наказать дополнительно (и не по Уставу).

Чтобы подобного не возникало, нужно изучить досконально свои права и обязанности и не пытаться манкировать последними. В армии Устав – это практически Библия, только с иными заповедями.

Инициатива может быть наказуема

Неуставные армейские заповеди забывать не стоит. «Бери больше – кидай дальше, пока летит – передохни», «копаем отсюда, и до обеда» – это появилось не на пустом месте. При излишнем рвении к работе, выпячивании себя, можно нарваться на дополнительные «трудовые подвиги» от командира и неудовольствие со стороны сослуживцев.

Период жизни, посвященный службе в армии, нужно пройти достойно, не сломаться от физических перегрузок, не раскиснуть от морального дискомфорта, остаться собой.

Год армейских будней несправедливо считать бесполезным. Воинская служба может дать практические навыки. В частности, умение обращаться с иголкой и ниткой, шваброй и тряпкой, щеткой и утюгом.

Как называют солдат в армии?

Армия предоставляет возможность:

  • обучиться специальности, которая пригодится на гражданке;
  • научиться обращению с оружием и военной техникой;
  • повысить физическую подготовку;
  • избавиться от вредных для здоровья привычек;
  • продолжить военную карьеру в статусе контрактника.

В моральном плане армия учит выстраивать отношения вертикальные (с начальством) и горизонтальные (с товарищами). За время службы многие солдаты переоценивают свое поведение на гражданке по отношению к родителям, друзьям, родному городу (поселку).

Срочная служба в армии учит быстро соображать, развивает смекалку, находчивость, воспитывает самостоятельность и самодисциплину. К отслужившим в армии молодым людям больше доверия, поскольку они считаются более ответственными. Это станет плюсом при устройстве на работу.

Осознание необходимости покинуть дом и служить в армии нередко приходит к юноше вместе с повесткой из военкомата, когда до отъезда остаются считаные дни. Между тем, чтобы выжить в непривычных и не самых комфортных условиях, заняться самоподготовкой следует заранее.

Основные рекомендации перед службой в армии:

  • Ликвидировать вредные привычки. Во время службы в армии с курением могут быть проблемы (нет сигарет, нет места, не разрешают и т.д.). Кроме того, отсутствие никотиновой зависимости поможет укрепить сохранить здоровье.
  • Регулярно заниматься спортом. Хорошая физическая подготовка – залог выносливости во время службы и способности защитить себя.
  • Кушать поменьше сладкого. Привычка к сладостям может аукнуться, в армии со сладким туго.
  • Развивать коммуникабельность. Умение общаться поможет быстро завести друзей среди сослуживцев и старослужащих.
  • Наладить режим дня. Многим новобранцам очень тяжело дается привыкание к раннему подъему. Приучив организм заранее, в армии будет легче адаптироваться.
  • Ускориться во время принятия пищи. В армии обед, завтрак, ужин строго регламентированы по продолжительности.
  • Научиться управляться со швейными принадлежностями, стирать и утюжить одежду. Это сэкономит время и нервы. В армии принято полное самообслуживание.

Нелишним будет ознакомиться с исторической литературой. «Наука побеждать», созданная А.В. Суворовым, не утратила актуальности и сегодня

Армию не зря называю школой жизни. Помимо общечеловеческих и государственных ценностей, военнослужащие живут по своим законам, соблюдение которых не обсуждается. Их необязательно понимать, просто надо уяснить и исполнить.

Источник: https://prizivniku.com/info/vesti-sebya-armii

8760 часов ожидания: армия глазами девушки – ИА «Диалог»

Как в армии без девушек обходятся
07 августа 2019 | 12:05| Общество

Говоря об армии, все, естественно, думают об автоматах, нарядах, форме и о «настоящих мужчинах».

Но есть и другая сторона медали – ждущие милого девушки, успевающие за год пройти все пять стадий принятия «горя».

Корреспондент «Диалога» эти стадии уже прошёл, а также расспросил других девушек об их опыте – и теперь знает, какой формы может быть сугроб, и сколько дней в одном проценте службы.

изображение из группы «ДМБ Таймер» в соцсети «ВКонтакте»

Отрицание

О том, что молодого человека всё-таки забирают служить, стало понятно за полгода до рокового дня. И всё это время я радостно и бодро говорила что-то в духе «Раньше уйдёшь – раньше придёшь!» и «Ничего страшного!», тихонечко надеясь, что что-нибудь да поменяется. Не поменялось.

Он был настроен с таким же оптимизмом и бодростью духа, рассказывая всем вокруг, что всё пройдёт нормально. Да и вряд ли могло быть иначе – он не из того типа людей, которые грустят и ноют. Обычно это моя прерогатива.

Для начала обозначим локации: я в Петербурге, а молодой человек служил в регионе, в котором живут его и мои родители.

Поэтому нам было несколько проще, чем парам, разбросанным по разным концам страны – у меня была возможность к нему ездить.

При этом родители и друзья могли навещать его чуть ли не по несколько раз в месяц, так что в их случае, как мне кажется, особого дефицита в общении не было.

Существует масса традиций, связанных с уходом в армию: почти-солдату устраивают проводы, а потом девушка громко рыдает вслед уходящему поезду. У нас сложилось по-другому: когда его забирали в армию, я была в другом городе. Но, может, и к лучшему – лишний раз лить слёзы всё-таки не хочется.

Итак, мой дозор начался 29 июня 2018 года. И стадия отрицания, длившаяся полгода до этого, завершилась.

Гнев

Лайфхак №1: ищите себе подобных. Мой «гнев» возник именно потому, что я была одна: из друзей мужского пола никто не служил, а из женского – не ждал.

Когда мой молодой человек только ушёл, одна из подруг, в ответ на мои рассказы о портянках и отсутствии связи, сказала: «Хорошо, что мой не в армии». Не совсем то, что я хотела бы услышать.

Но спустя полгода другая подруга присоединилась к моей «секте» – и сразу стало проще.

Вопрос, который не давал мне покоя в первые месяцы службы, вполне закономерен – «Почему я?» Счастливые парочки в метро, на улицах и, казалось, вообще везде, почему-то не отходившие друг от друга при виде страдающей меня, только подливали масла в огонь. И при всём желании близких помочь, понять меня у них вряд ли получалось – зато получилось бы у тех, кто тоже ждёт или уже дождался.

«Когда мой молодой человек ушёл в армию, очень удачно получилось, что у него уже были два отслуживших друга. И они довольно серьёзно меня поддерживали: писали, спрашивали, как я, объясняли, что тот абсурд, который происходит – это нормально. Плюс – у них были девушки, которые дождались.

Ещё у меня была подружка, у которой молодой человек в тот момент уже был призван: она меня тоже поддерживала, у нас были темы для разговоров, мы жаловались друг другу на жизнь.

Когда есть такой человек, у которого тоже мужчина в армии, это серьёзная поддержка: как минимум, тебе не так обидно, что ты одна страдаешь», – рассказывает Евгения.

Но не волнуйтесь: даже если подруг по несчастью у вас не предвидится, их всегда можно найти в Сети.

Например, «ВКонтакте» есть множество групп, где будут рады выслушать любое нытьё, дать дельный или не очень совет или даже добавить в общий чат. Например, в одной из них – больше 65 тысяч подписчиков.

Я (вероятно, к счастью) обошлась без подобных сообществ – но, судя по всему, многим такое общение сильно облегчает жизнь.

Но сообщества есть не только для «ждуль» или «ждушек», как их ещё называют, но и для самих парней: например, на «ДМБ Таймер» подписаны 450 тысяч человек. В основном там публикуют уже не личные истории, а мемы об армейской жизни.

фото из группы «ДМБ Таймер» ВКонтакте

Торг

Год службы, на самом деле, прошёл более чем странно: начался с того, что молодой человек умудрился пропустить присягу (которая была через месяц после призыва), загремев в госпиталь. Вообще, в больнице он лежал трижды за всё время службы – и это при том, что до того его даже насморк не часто беспокоил.

В то время, практически сразу после призыва, я была у родителей, поэтому могла ездить и навещать своего больного. Но не всё так просто: каждый раз это была лотерея.

Злые тёти на КПП не хотели пропускать меня, потому что я не родитель рядового (и даже не пытались выяснить, кто я: очевидно, жена или сестра – недостаточная степень родства). Добрые – пропускали без вопросов, а разгадать порядок их дежурства за три недели я так и не смогла.

В одну из неудачных попыток приехала с огромным пакетом фастфуда и восемью пачками сигарет на всю палату. Забирать в итоге выходил контрактник: самих срочников из здания отделения не выпускают.

Но когда я впервые всё-таки попала внутрь, мне предстала удивительная картина: новая солдатская причёска. До армии волосы были, наверное, сантиметров пять – а теперь их беспощадно побрили. Чувства были весьма и весьма смешанные: вряд ли хоть кому-то такие перемены приходятся по душе. Зато голова стала забавнее на ощупь.

фото: Валентин Егоршин / ИА «Диалог»

Слабая надежда на то, что от армии молодого человека благополучно освободят из-за болезни, как видите, не оправдалась. Его выписали, и жизнь пошла своим чередом.

Именно на то время пришёлся пик моих страданий: сидя на бетонном блоке у забора госпиталя, я вдруг поняла, что не только грущу, но уже несколько дней чувствую постоянную и беспричинную тревогу. Но есть хорошие новости – пара недель ежедневного приёма успокоительного вполне себе помогли.

Итак, в первый раз «лечения», которое сводилось к одной непонятной таблетке в день, я, конечно, паниковала: мне казалось, что никто ничего для его выздоровления не делает, да и в целом проблемы со здоровьем серьёзнее ОРВИ выглядят пугающе. Во второй раз – была расстроена, а в третий это стало похоже на затянувшуюся и несмешную шутку.

Депрессия

Так или иначе, привыкнуть к армии непросто: мне не хотелось бы ныть, но, кажется, придётся. Основная проблема здесь не столько в расстоянии, сколько в практически полном отсутствии общения. Первые четыре месяца в нашем случае оно сводилось к одному-двум звонкам по выходным. Дальше стало проще, но, в основном, это были несколько сообщений поздним вечером.

Сейчас появляется ощущение, что служба прошла как-то неправильно. Многие пишут бумажные письма и отправляют посылки: мы этого не делали, ведь позвонить получится быстрее, а еду и необходимые вещи гораздо проще привезти родителям или друзьям. «Военная» романтика, кажется, в нас умерла, так и не родившись.

В некотором смысле нам повезло – разница во времени составляла один час. Но есть и те, кого отправляют на другой конец страны.

«Моего молодого человека отправили в учебку в Краснодар, где тот провёл ровно полгода. На остальную половину «срока» судьба забросила его под Владивосток, практически на границу с Китаем. В Краснодаре всё было строго: телефоны (обычно – кнопочные «звонилки») выдавали только по выходным.

Конец разговора означал, что телефоны собирают, мы быстро прощались, и я стабильно горестно вздыхала – мало того, что впереди рабочий понедельник, так и следующий разговор – по расписанию через неделю. К этому привыкнуть за весь армейский год так и не удалось.

Когда же молодой человек покинул Краснодар и оказался в войсках на Дальнем Востоке, всё резко изменилось: разница между нами была теперь не только в тысячах километрах, но и в 7 часах. Когда в Петербурге наступало 9 утра, во Владивостоке было уже 4 часа дня.

Синхронизировать графики было по-настоящему сложно, привыкнуть же, что человек может жить в других сутках, просто невозможно. При мысли написать сообщение о чём-то сразу возникал в голове воображаемый будильник со стрелками на «+7», – рассказала о своём опыте Дарья.

фото: Валентин Егоршин / ИА «Диалог»

Но такие трудности с лихвой компенсируются (или нет) миллионами историй из жизни служивых, радости от которых тоже не прибавляется.

Вообще армия, которую прошёл мой молодой человек, была довольно странной. Начнём с того, что служил он в МЧС и за год не то что ни разу не стрелял, а даже в руках не держал автомат.

Зато теперь в любой непонятной ситуации я могу быть спокойна – со мной спасатель!

Всю зиму он и его сослуживцы занимались примерно одним и тем же: делали кантики из снега. Вы когда-нибудь видели квадратный сугроб? Такой, чтобы он был идеально ровный и с углами по 90 градусов? Вот это и есть кантик. «Зачем?» – спросите вы. Понятия не имею. Кажется, эту загадку армейские командиры уносят с собой в могилу.

Его сослуживцев, замеченных за курением, заставляли закапывать окурки. Казалось бы, несложно. Но есть одна маленькая деталь: ямы провинившиеся для каждого «бычка» рыли размером по метру в каждом измерении.

«Однажды молодой человек по мелочи с товарищем провинился, и в качестве наказания должен был с тем парнем построить стену. На все работы дали неделю. Видимо, надеясь, что задание отменят, парни били баклуши 6 дней. На седьмой начали строить. Потратили целый день, много сил, какие-то материалы.

В итоге – надо отдать им должное – уложились в срок, выдохнули, были очень довольны собой, отчитались. Но на следующий же день на это место приехала какая-то группа других военных с приказом снести их стену, чтобы возвести там нечто иное (не удивлюсь, если тоже стену). Приказ был моментально выполнен.

Был ли это такой троллинг командиров или же просто рабочая нестыковка – мы не знаем до сих пор…» – рассказывает одну из армейских историй Дарья.

«У них был наряд на мусорку: то есть человек на полном серьёзе шёл на целый день к мусорному контейнеру и караулил его. Не знаю, зачем – может, там был какой-то опасный мусор.

Другая история: когда в регионе, где он служил, было +20, они ходили в зимней одежде, потому что приказа о переходе на летнюю форму по России ещё не было.

А ещё молодой человек рассказывал, что в армии они подписывают бумаги буквально по любому поводу: что они ознакомлены со всякими правилами безопасности, поведения и прочего. Так вот, они подписывали даже документ о том, что ознакомлены с правилами использования туалетной бумаги», – поделилась Евгения.

Принятие

Наверное, примириться с мыслью об армии у всех получается по-разному. У меня это заняло около четырёх месяцев, но многие справляются за один или два. После полугода дело пошло существенно лучше и быстрее – видимо, стадии переживания подошли к концу.

Однако вряд ли можно сказать, что к роли «девушки солдата» (до сих пор воротит от этого словосочетания – как по мне, какое-то оно слащавое), а также к тому, что любимого человека нет рядом, можно привыкнуть. Скорее, спустя какое-то время ты учишься с этим жить.

Главное, наверное – не забывать, что это только один год (хотя, если быть честной, это всё-таки «целый год»). Хотя раньше служили два года, а до этого – три, а до этого – двадцать пять.

Не то что бы эта мысль мне помогала – но, может, поможет кому-нибудь другому?

В целом, за время службы я поняла, что, помимо поиска себе подобных, есть ещё два способа отвлечься от печальных мыслей (причём это касается не только армии, но и вообще любых ненастий). Во-первых, (удивительно!) лежать и смотреть в потолок – плохая идея. Как только я стала вытаскивать себя из дома и проводить больше времени с другими людьми, жизнь стала потихоньку налаживаться.

Во-вторых (пожалуй, этот способ сложнее), я нагрузила себя всем, чем только можно: работой, учёбой и вообще всем, на что хватило фантазии. И весь год я шутила о том, что на «погрустить» у меня есть десять минут перед сном – слишком плотный график.

Хотя обычно рекомендуют записаться в спортзал или найти хобби – пожалуй, это приятнее, чем заваливать себя делами, но не буду гарантировать, что эффективнее.

фото: Валентин Егоршин / ИА «Диалог»

Когда армия ещё только маячила на горизонте, я уже знала о существовании приложения, которое считает дни до дембеля. И за пару недель перед призывом я его скачала – тогда ещё, скорее, со скепсисом и смеха ради.

Потом стало не до шуток: как выяснилось, его скачивают абсолютно все – и сами солдаты, и ожидающие. Но толк в нём действительно есть: за год я запомнила, что 1% прибавляется за четыре дня – так что прогресс (пусть и маленький) виден практически сразу, и время не стоит на месте.

Из других функций – там есть чат (правда, за год я его так и не открыла) и возможность «добавить» нескольких солдат (может, служить одновременно будут ещё и друзья).

И вот, после года ежедневных заглядываний в таймер и бесконечного нытья, наступило 29 июня 2019 года. По закону жанра я должна была встречать дембеля на вокзале с шариками, плакатами, и чем там ещё обычно это делают. Но, как я уже говорила, всё пошло не так с самого начала – поэтому в этот день на вокзале с цветами встречал он меня – я только-только приехала из Петербурга.

И вот теперь в нашей жизни изменились только две вещи: он может говорить, что «служил», а я – что «дождалась». Но, как выяснилось, ничего особенного в этом нет. Год прошёл – и как будто его не было. Всё как раньше – только теперь нужно будет ещё немного подождать, когда у него снова отрастут волосы.

Подготовила Дарья Тюрина / ИА «Диалог»

Источник: https://topdialog.ru/2019/08/07/8760-chasov-ozhidanija-armija-glazami-devushki/

Мы расспросили белорусских девушек, которые знают не понаслышке, каково быть «девушкой солдата», о том, не убивает ли отношения разлука длиной в 1,5 года и какие трудности приходится при этом преодолевать.

«Говорят, что девушка нужна солдату только в армии, потому что выбора нет, а придет — и бросит ради другой»

Виктория, 21 год:

«Мы познакомились совершенно случайно, в гостях. У него тогда была другая девушка, у меня — другой парень, и поначалу мы с Сашей были просто друзьями.

Но, как говорили окружающие, глядя на нас, сразу складывалось впечатление, что мы — пара. И не просто пара, а такая, у которой „буквально завтра свадьба“. В общем, уже через полгода мы начали встречаться.

Первые поцелуи, ночные прогулки, встречи рассвета и так далее. И тут… из военкомата приходит повестка.

Почему-то первой Сашиной реакцией было: „Может, давай все-таки снова станем друзьями?..“. Я объясняю это прежде всего шоком. Ведь у нас, можно сказать, все только начиналось.

И ему, конечно, не хотелось взваливать на меня такую тяжелую ношу — это одиночество, слезы по ночам и переживания в течение полутора лет. Он хотел оградить меня от всего этого, снять с меня какую бы там ни было ответственность.

Но я даже слушать его не стала! Я сразу была твердо уверена в том, что не сломает нас это испытание. Если будем поддерживать друг друга, вместе преодолеем все!

Но уже на проводах, когда все его друзья подбадривали, шутили и веселились, отправляя Сашу „становиться мужчиной“, у меня внутри была буря. Столько боли — не передать. И невозможно сдержать слез, как ни старайся.

В тот последний вечер мы были по максимуму вместе, но в 6 утра поезд увез его больше чем за 200 км от меня. Как описать всю ту пустоту, которая образовалась внутри?..

Наверное, так чувствует себя человек, лишившийся ноги, руки, еще какой-то части тела.

Всю первую неделю я ни на секунду не выпускала из рук телефон, пила валерьянку, подолгу не могла уснуть. Но звонка от Саши все не было.

Когда же он все-таки позвонил, я даже не сразу смогла взять трубку, потому что слезы застилали глаза и ступор напал: даже не верилось, что это он, что я услышу его голос. Эти эмоции не описать! И у него в душе в тот момент творилось то же самое.

В ушах так и стоит его радостный и такой взволнованный голос: „Девочка моя родная, ну как ты там без меня?!“. Вспоминаю и плачу: наверное, тот первый разговор я не забуду никогда.

Потом была присяга.

Гордость за него: это мой парень — тот бравый солдат с автоматом! И хочется быть рядом еще сильнее, и сердце так и выпрыгивает из груди! Потом первая увольнительная, первые мои приезды к нему в часть… К сожалению, ездить получается нечасто (примерно раз в месяц) — расстояние-то не маленькое, только на дорогу в одну сторону уходит 2,5 часа.

Но каждая наша встреча — особенная. Запоминается до мелочей. Не можешь наглядеться, наобниматься. Мечтаешь, чтобы время замерло и хочется побыть хоть немного только вдвоем. Но даже эти встречи на КПП, где куча посторонних людей, наполняют нас обоих нежностью до краев, новыми силами. Это как глоток свежего воздуха.

Да, иногда у него получается звонить. Но редко. Остаются письма. И когда они приходят — это что-то невероятное! Никогда не думала, что буду писать кому-то письма и получать их в ответ. А оказалось, это настолько круто! И так волнительно! эсэмэски и телефонные разговоры — совсем не то. В письмах — вся душа наизнанку!

Да и для того, чтобы сделать приятный сюрприз, расстояние — не помеха. Сделать ему жетон с нежной надписью и нашими инициалами, отправить распечатанные фото после встречи с ним, постоянно чем-то удивить и радовать — это не так сложно, как кажется… Но лучшим подарком было бы, если его почаще отпускали домой. Телефонных разговоров, которые очень ограничены, все же безумно мало…

Я жду Сашу уже 10 месяцев. Сложнее всего, когда он уезжает на учения. Тогда телефон молчит и в почтовом ящике пусто. Переживаешь, не знаешь, как он там. И эта неизвестность убивает. Вот и сейчас они поедут на учения в Казахстан почти на два месяца…

А еще „убивают“ многочисленные злопыхатели, которые говорят мне, что ждать глупо, что это только потеря времени. Что девушка нужна солдату только в армии, потому что выбора нет, а придет — и бросит ради другой.

Что он там ходит в увольнительные и изменяет направо и налево. И вообще, чувства уже не будут после 1,5-летней разлуки такими, как раньше. Но соглашусь я, пожалуй, только с последним утверждением: чувства действительно меняются.

Они становятся гораздо крепче!

Я это видела и на примере сестры, которая тоже дождалась своего солдата, а потом была свадьба, на которой я поймала букет невесты, и теперь у них подрастает маленькое чудо…

Конечно, армия забрала сотни дней, которые мы с Сашей могли бы провести вместе, принесла огромное количество переживаний, заставляет часто нервничать и плакать… Но зато она дает четкое понимание того, насколько важно ценить минуты, проведенные вдвоем, каждую секунду телефонных звонков. Даже на расстоянии мой солдат умудряется каждый день дарить мне свое внимание и любовь. И я самая счастливая! Несмотря на то, что ждать еще осталось целых 8 месяцев…»

«Большую часть его сослуживцев девушки, увы, не дождались»

Юлиана, 19 лет:

«Слава Богу, те 1,5 года, когда я ждала своего парня из армии, уже в прошлом. Дембель у Димы был 22 мая прошлого года. Но в памяти все свежо, как будто это было вчера. Просто потому, что такое не забывается.

До того, как он получил повестку, мы встречались уже почти два года. Конечно, я знала, что Дима очень хотел, прямо-таки рвался в армию, потому что был воспитан на рассказах отца о службе. Но все равно, тот момент, когда стало точно известно, что моего парня забирают служить, стал для меня настоящим шоком.

Конечно, я много плакала, меня все вокруг успокаивали, говорили, мол, время быстро пролетит, но легче не становилось. В голове не укладывалось, каково это: прожить целых полтора года вдали от человека, без которого вообще не представляешь свою жизнь. К которому привык и с которым проводил все свое время.

Я жила в Барановичах, училась в Минске, а его отправили служить в Слоним. Чтобы было понятнее, это расстояние почти 50 км в первом случае и около 170 км — во втором… Все эти полтора года я жила в сумасшедшем ритме.

Шесть дней подряд учеба, в субботу — на электричке домой, где нужно вместе с мамой наготовить еды для Димы, а ранним утром на следующий день с сумками на поезде ехать в Слоним. Посещения — с 11 до 17 часов.

Все это время простаивали с Димой на улице (и в дождь, и в снег, и в мороз минус семнадцать градусов), а потом бегом на поезд до Барановичей, чуть-чуть поспать и в 6 утра уже ехать в Минск. Честно говоря, „крыша ехала“, но не ездить к любимому, пропустить хотя бы одно воскресенье я не могла. Он же ждал!

Был такой случай на 4-м месяце его службы, когда его отправили в Печи под Борисовом, а туда вообще ехать — целый квест. К тому же в то воскресенье у меня был обязательный семинар по учебе, пропускать который было чревато. Освободилась только в обед.

Но все равно — бегом на электричку, с кучей пересадок на маршрутки и выспрашиванием дороги у местных жителей, добралась я в эти Печи. И Дима, узнав о том, что я все-таки приехала, мчался со всех ног: до конца посещений оставалось ровно 25 минут.

Но они были наши!

Еще был случай, когда их из Печей перевозили снова в Слоним через Минск, и он тогда сумел меня предупредить, на какой станции метро его можно увидеть.

Их вели колонной, но я подсела в вагон метро, и мы целых несколько остановок проехали вместе! Не передать, какое это было внезапно свалившееся счастье! Самое смешное, что потом в Барановичах его на вокзале прибежала обнять еще и его сестра. Командиры были в шоке: мол, рядовой, у тебя что, в каждом городе по девушке?!

Труднее всего было привыкнуть к тому, что невозможно было увидеться, когда захочешь, невозможно обнять, поцеловать, невозможно созвониться и списаться в соцсетях в любой момент.

Конечно, каким-то образом он находил возможность тайком раздобыть телефон и набрать хоть на минутку пару раз в неделю. Хотя бы для того, чтобы просто сказать: „Привет! Как ты там?“.

И то это были звонки в одностороннем порядке: для меня абонент всегда был недоступен…

Зато сколько было романтики! Письма друг другу мы писали на протяжении всей службы, стихи сочиняли. Он и песню мне посвятил, и портреты мои рисовал, и подарки какие-то делал своими руками: в армии же не купишь ничего!..

Конечно же, каждая девушка, ждущая солдата, тут же заводит себе в телефоне приложение „ДМБ-таймер“, чтобы начинать каждый свой день с того, чтобы посмотреть: да, действительно ждать осталось уже совсем немного. Там время отсчитывается вплоть до часов и минут.

Конечно, в плейлисте — сплошные песни про армию и расставания (оказывается, их и правда много!), и из рассказов любимого ты знаешь весь армейский фольклор: как „слонов“ переводят в „черпаки“, про килограмм масла на день рождения и то, что раз твой парень в армии уже „дедушка“, значит, ты, соответственно, — бабушка…

Сам Дима считает, что дождаться парня из армии — это своего рода подвиг. Если не брать в расчет жен (а в армию забирают и женатых), из его сослуживцев я была, можно сказать, единственной девушкой, которая действительно дождалась.

Некоторых бросали уже через месяц службы, кого-то — через полгода… Дима, естественно, видя такое дело, тоже очень переживал, ревновал меня жутко. Тем более что сослуживцы нагнетали: „Да все бабы одинаковые! Раз не берет трубку, значит, гуляет с кем-то!“. Мне кажется, в такой обстановке очень сложно морально.

Но я твердо решила для себя, что этот парень — тот, кого я люблю и с кем хочу создать семью. Поэтому дождаться его из армии было для меня естественным решением, даже вопроса такого не стояло. Конечно, безумно жалко этих „потерянных“ полтора года.

За это время люди успевают и на работу хорошую устроиться, и семью создать, и даже ребенка родить. Но, я думаю, у нас это все в самом ближайшем будущем! А все испытания сделали нас только сильнее и остались позади».

Источник: https://lady.tut.by/news/life/586930.html

К девушкам в армии особое отношение: рассказ курсантки о военной службе – heroine

Как в армии без девушек обходятся
Девушки в армии делятся на два типа: курсантки — студентки, поступающие в военные училища, и девушки, служащие по контракту, так как срочной службы в нашей стране для девушек нет. Тем не менее, женская служба не ассоциируется с военными действиями, разве что в романтических фантазиях.

Участие девушек на поле боя или направление их в горячие точки запрещено, что и приводит прекрасную половину прямиком в кадры.

В то время, как современный рупор феминизма — журнал Wonderzine — жалуется на несправедливость законов и возможностей женщин в российской армии, а также рассказывает, как девушки идут служить чтобы доказать самим себе, что они ничем не хуже мужчин, мне стало интересно, как же всё обстоит на самом деле.

Мне удалось пообщаться с курсанткой Военного университета Минобороны России и выяснить, зачем девушки идут в военные, страдают ли от неравноправия, и на кого стоит равняться тем, кто решил защищать Родину.

Анастасия Полякова, 23 года
Имя и фамилия были изменены по желанию героини, все совпадения случайны.

Прежде всего девушки идут служить, потому что военное образование всегда бесплатное. Ты бесплатно учишься, тебя одевают, выдают форму, кормят, платят деньги. Спустя полтора года после начала учебы девушкам предстоит заключить контракт на срок обучения и дальнейшие пять лет обязательной службы. По окончанию обучения девушки получают звание лейтенанта и уходят служить дальше.

То, где ты будешь служить, зависит от профиля обучения. Среди женских профессий распространены такие, как военный перевод, экономика, инженерия, военная медицина или тыловое обеспечение. В дальнейшем девушки могут обеспечивать лингвистическую деятельность, помогать мужчинам в тылу, участвовать в различных армейских мероприятиях, но в основном работа «бумажная», рутинная.

Военные врачи могут оказаться на поле боя только в крайней ситуации, при всеобщей мобилизации, в противном случае, это работа в части или в военном госпитале. Звучит это не так романтично, как если бы женщины спасали раненых и тащили бы их на себе под обстрелом, но на самом деле работа очень ответственная.

Допустим, девушка служит санитарным инспектором роты, и на ней лежит ответственность за то, чтобы солдаты не подхватили какие-нибудь опасные заболевания, например, ротавирусную инфекцию, которая появляется просто из-за того, что кто-то не помыл руки, а передается очень быстро. В результате — в роте эпидемия.

Учитывая, какая нестабильная сегодня ситуация с трудоустройством в гражданской сфере, одной из ключевых причин идти служить для девушек становится стабильное рабочее место по окончанию учебы.

Когда мне говорят о том, что девушки служат наравне с мужчинами, я никогда не соглашаюсь. В армии нет равноправия, но нет и неравноправия — вот такой парадокс.

Девушки скорее работают, чем служат, но при этом я никогда не сталкивалась с тем, чтобы к женщинам относились недостойно.

Наверное, где-то и есть армейский харассмент, а статистика говорит о частом насилии в смешанных частях, это страшно, но я о прецедентах не знаю.

К девушкам относятся очень лояльно, никто не грубит им, не унижает, не шлепает по заднице, не напоминает о дедовщине, да что говорить, на девушек не повышают даже голоса — ни сослуживцы, ни вышестоящие чины.

Курсантам запрещено общаться с курсантками. Разумеется, внутри университета есть общение и даже романтические отношения между однокурсниками, но, по правилам, парень-курсант может стоять рядом с курсанткой, говорить с ней, но ни в коем случае не прикасаться к ней. И парни следуют таким правилам, потому что никто не хочет получить выговор.

У нас есть возможность дружить и общаться друг с другом, но во время каких-то совместных поездок. Например, однажды мы ездили всем курсом в аквапарк, и там нам можно было говорить и трогать кого захочется.

Никто не пытается показать женщинам в армии их место.

«Иди на кухню, вари борщи», «Что ты вообще здесь забыла?» — такого просто нет! Во-первых, потому что военный университет — это непростое место. Ни один мужчина-военный, независимо от своего звания, никогда не позволит себе задать курсантке такой вопрос, потому что существует негласное правило: любой курсант идет в училище по своим причинам.

Это на срочной службе парней гонят палкой защищать родину, к ним и отношение другое, их стращают, просто потому что так надо, чтобы добиться хоть какой-то дисциплины.
Курсанты свой долг знают, поэтому их ценят, относятся к ним как с взрослым и самостоятельным, независимо от гендерной принадлежности.

Разумеется, если курсантка или курсант не выполняют поставленные пред ними задачи, их могут отчитать и сказать что-то вроде:

«Если ты не можешь выполнить поручение, что ты здесь забыла?»

— но, согласитесь, в данном случае речь идет не о том, кто на что годится по половому признаку. На гражданке всё так же. Если женщина не справляется с работой, ее уволят, и феминистки могут кричать о несправедливости, но будут не правы.

С женщин на службе спрашивают меньше, как бы кто ни говорил. Если курсантка не выполнила приказ, ее не станут наказывать так, как наказали бы мужчину, хотя справедливость всё равно есть.

В плане отношения, конечно, равенство прав существует, но есть важное различие: женщин не отправляют в горячие точки, их не подвергают никакой намеренной опасности, мне кажется, что нас скорее берегут, нежели унижают в правах.

Эта проблема надуманная. Женщины редко бывают в действительно «военных условиях» не потому, что от них мало толку на поле боя или их место на кухне, а потому, что мужчин-военных в разы больше, так что кадров для ведения военных действий хватает.

Я думаю, и мужчины, и женщины знают, на что идут, когда подписывают контракт. Это не вопрос проверки собственной выдержки или желание доказать, что женщины круче мужчин. Те, кто идет в армию за этим, — глупцы. Это служба, это ответственность. У нас положено так: женщины работают в мирных сферах, мужчины занимаются остальным, женщины нужны на своих рабочих местах, у них хватает работы.

Мало кто из курсантов действительно считает, что женщины глупее или слабее, поэтому им не стоит сражаться. Здесь люди смотрят на ситуацию по-другому. Война — это страшно как для парней, так и для девушек!

В русской армии, безусловно, есть женщины, умеющие держать оружие, готовые сражаться наравне с мужчинами, такие бой-бабы, но даже они не едут воевать.

Командные должности для женщин в армии, конечно же, есть.

Существуют специализированные женские подразделения, где их обучают соответствующим навыкам, девушки там также проходят курс молодого бойца, где их учат стрелять, копать, противогазы надевать — базовые навыки, необходимые для выживания на войне. Помню, первый месяц в университете мы занимались как раз этим. Опять же, женскими подразделениями командуют женщины.

У нас есть руководительница — боевая женщина, по званию майор, такая волевая, что боятся ее даже парни-курсанты. Насколько я знаю, она дослужилась до своего звания. Но далеко не всегда так происходит.

Моя мама, например, закончила институт, и сейчас она старший лейтенант запаса медицинской службы.

Ей достаточно прийти в военкомат, и ее могут мобилизовать, и она будет служить по своему званию где-нибудь в части или в военном госпитале.

У нас в стране нет какого-то специализированного университета, где бы готовили женский командующий состав, — мужской, напротив, есть. Например, московское высшее общевойсковое командное училище — довольно жесткое место. Там готовят парней — будущий командный состав. Парни учатся там в очень строгих условиях, и женщин туда не берут.

Во время учебы парни живут в казарме, у некоторых есть внеказарменное положение, но в большинстве случаев все они находятся на территории казармы. Здесь они просыпаются, идут на учебу, потом есть свободное время, там же они ночуют.

Мы, девушки, живем только в общежитиях. Здесь прекрасные условия, и нас никто не трогает.Парней часто могут остановить и сделать выговор даже за сущую ерунду, ворсинку на форме. Девушек же никто не отчитывает и пустяковыми заданиями не обременяет.

Мне кажется, нам делают скидку, ведь женщине сложнее ужиться в армии, чем мужчине. И это нормальная практика, естественная философия. Если девушки живут не по уставу, тогда да, их никто жалеть не будет, в остальном всегда делают «поблажки». Мы носим форму, отдаем честь, ходим в наряды.

Здесь ничего особенного не происходит, нужно просто прибраться и всё.
Никто из моего курса не уходил в самоволки, опять же, потому что к нам относятся лояльно, и если попросить увал, его дадут без проблем.

У парней же есть всего 2 увольнительных в месяц, и какие-то привилегии могут быть только в случае отличной учебы, опять же, зависит от учебного заведения.

Девушки, в принципе, всегда учатся лучше, поэтому у нас есть бонусы за «хорошее поведение».

Женщина-командир и мужчина-командир — это разные вещи. Начальник нашего курса — женщина.

Как правило, женщины командуют женщинами.

Они тоже довольно мягкие и лояльные, майор, про которую я говорила выше — это скорее исключение. Грубости в командовании нет, ни со стороны женщин, ни со стороны мужчин. Это считается плохим тоном, и многие мужчины-командиры даже думают, что это не по-мужски, поэтому не позволяют себе лишнего, а если и случается, то таких людей очень сильно наказывают.

Женщина-командир почти никогда не командует мужским отрядом, потому что парням нужна более жесткая дисциплина. Здесь другая психика и другое воспитание. Так сложилось испокон веков.

Пожалуй, женщину-командира не будут воспринимать так, как мужчину. В этом вопросе неравноправие, конечно, есть. Да и вообще женских командных кадров в армии не хватает.

Одна женщина-офицер может руководить тремя курсами.

Истории о женщинах-командирах почти сказочные.

Из реально существующих высоких званий среди женщин есть пример Елены Георгиевны Князевой — единственной женщины со званием генерал-майора. Она сейчас заместитель начальника Военного университета Минобороны России по учебной и научной работе.

Женщина очень красивая, талантливая, отвечает за учебную часть университета. В ее полномочиях разрабатывать учебную программу, а для этого необходимо быть очень образованной и опытной. Я восхищаюсь ею, потому что она действительно знает, что делает.

В армии принято бояться людей с таким высоким званием, но Елена Георгиевна на удивление приятный человек, ко всем очень хорошо относится.

Как-то она заходила к нам на пару и так добродушно спрашивала, как наши дела, нравится ли нам изучать языки! Мы были в шоке — она же генерал-майор! Любой курсант при виде генеральских погонов испытывает праведный трепет.

Попасться генералу с каким-нибудь нарушением — это такая проблема.

Когда приезжает генеральская проверка, курсанты предпочитают сидеть и не высовываться, не дай Бог попадешься на какой-нибудь ерунде, а у генералов такой богатый опыт службы, что они найдут, что у тебя спросить.

Еще я очень восхищаюсь полковником Ниной Владимировной Егоршиной — тоже очень талантливой женщиной, умной и опытной, причем яростной феминисткой, как мне кажется. Это еще один отличный пример женщины, которая добилась высокого статуса в армии.

Она начальник кафедры языкознания и литературы, поэтому те, кто плохо учится, постоянно имеют с ней проблемы. Нужно очень сильно постараться, чтобы сдать ее предмет, потому что она очень строгая и жесткая.

Ее боятся даже многие преподаватели, а вот к девушкам она хорошо относится, защищает всегда.

Я знаю, что к парням относятся жестче, но нужно понимать, что есть курсанты, которые по-разному к этому относятся.

На построении командир может в шутку зарядить локтем в почку, но не со зла, и никто не считает это насилием, нет вреда для здоровья.

И если парень адекватный, он посмеется над этой ситуацией, а другой побежит докладывать полковнику о каждой царапинке. Таких людей никто не любит в коллективе.

Среди девушек тоже есть стервы или доносчицы.Это очень редкий случай, но всё же бывает, попадается кто-то, кто бежит жаловаться. У нас как-то произошел случай на экзамене, когда девушку застали с микронаушником.

Когда спросили, кто ей диктовал ответы, она долго не хотела сознаваться и выдавать одногруппницу, потому что знает: от этого ее статус в коллективе только пострадает. Тем не менее, когда уже поймали с поличным, приходится сдаваться.

Обеих наказали: одну отправили на пересдачу, а к другой просто поменялось отношение.

У нас нет дедовщины, и никто такие вещи поощрять бы не стал. Курсантки — это отдельный мир со своими «мягкими» женскими законами.

Источник: https://heroine.ru/k-devushkam-v-armii-osoboe-otnoshenie-rasskaz-kursantki-o-voennoj-sluzhbe/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.